Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: т е а (список заголовков)
23:23 

комок нервов
Совсем недавно Лаборатория Дмитрия Крымова отметила свой первый юбилей. Для театра срок незначительный, но для мастерской – приличный. Ее активная деятельность за эти десять лет позволяет с полной уверенностью говорить о ней, как об отдельном, сложившемся театре. Крымов и его команда создали, а логичнее сказать, «воссоздали» отличное от существующих направлений театра в России – «театр художника». О единичности и оригинальности идеи крымовской лаборатории ведется много споров: сколько людей, столько и мнений. Однако очевидно, что нельзя не признать ее вклад в современный русский театр.
И все-таки в глазах публики сложился образ Крымова, как режиссера-экспериментатора. Его необычный подход к интерпретации классических произведений заинтересовал когда-то Анатолия Васильева и вместе со своими художниками и подручными средствами они начали создавать «свое собственное». Этюды переросли в опусы, а условный штат лаборатории расширялся, привлекая и актеров, и сценографов, и режиссеров. Менялись помещения, театр ездил на гастроли, завоевал себе место под московским солнцем. Крымов привлек публику необычным восприятием классического литературного материала. Он ставит Лермонтова и Чехова, уходя от нарративного сюжета и больше обращая внимание на то, что между строк, в подводном течении, выстраивая ассоциативный ряд визуальными образами. Крымов стирает четвертую стену, включая зрителя напрямую внутрь спектакля, не давая ему отгородиться от того, что происходит на сцене. При этом актерская игра в некоторых его спектаклях подчас нивелируется под корень, снижаясь до чистой механики действий. Двухметровые куклы, льющаяся рекой краска и разбитые на осколки посуда – вот как рос театр Крымова. С другой стороны, такие спектакли, как «Катя, Соня, Поля, Галя» и недавний «Оноре де Бальзак», показывали, что актер играющий также привлекает внимание режиссера.
И на десятом году жизни Лаборатории появляется «Поздняя любовь». И это можно называть «новым Крымовым», пробой пера или ошибкой – по мне так неизменно то, что этот спектакль отличается от его предыдущих работ. Режиссер оставляет название Лаборатории, которое предполагает постоянную рефлексию над собой и эксперимент. И потому я считаю, что десять лет – это действительно приличный для такой формы срок, потому что за это время идея либо изживает саму себя, либо приходит к рубежу, который нужно перешагнуть и сделать крутой поворот. Крымов не дает своим приемам закостенеть в вечном возвращении к ним. Из эксперимента получился «О-й», то есть Островский. Спектакль не противоречит прежним прошлому опыту режиссера, но и не повторяет их. Я бы назвала это планомерным отступлением от прежнего себя к себе новому.
Крымов берет пьесу Островского, далеко не самую известную и со скудной историей постановок, сдувает с нее пыль и показывает публике версию 2.0. И ставит ее преимущественно со своими молодыми студентами, актерами на грани выпуска из 39 аудитории ГИТИСа. Они молоды, еще даже не получили в руки дипломы, однако назвать их неопытными и еще не профессионалами было бы кощунством. Эта серединная ситуация показывает формальность наличия оконченного театрального образования, во-первых, а во-вторых подчеркивает грамотную работу внутри мастерской, где актеры «взрослеют» вне университетских стен еще до своего выпуска. Некоторых ребят можно увидеть и в «Оноре де Бальзаке».
читать дальше

@темы: т е а

20:00 

комок нервов
я возвращаюсь сюда в свои самые тяжелые учебные дни.
в данный момент я дошла до рекордных 57 кг. у меня раздулась шея, за нею поспевают ноги и бедра. по данному поводу я выкинула из холодильника все. то выше 100 ккал. и закупилась кг яблок. эндокринолог, жди меня и будь хорошим.
за неделю мне надо сдать две курсовые. вопрос. если я завтра сдам супер сырую версию, кто-то это заметит или нет?
ответ. можно рискнуть. а можно дописать за сегодня.

отвратительное, хоть и не очень, чувство, что я всегда играю в новую жизнь, а не начинаю ее по-настоящему. как будто я вру самой себе, кем являюсь. вот замкнутый круг.. а если мне не нравится, какой я являюсь на самом деле, могу же я исправиться? безусловно. тогда почему это плохо? следовательно, плох сам подход: детский, безответственный, основанный на одном "хочу и санки не возить и кататься".

мне бы очень хотелось быть талантливой и чтобы это еще кто-нибудь сказал, кроме голоса в моей голове, пытающегося бороться с комплексами.

обоже, я перестала ходить в театр, потому что боюсь отстать по учебе, где учусь делу театрального критика.


@музыка: Natalie Imbruglia – Perfectly

@темы: ч у, т е а, р а з м ы, е ж

23:51 

комок нервов
"Не верь актеру никогда. Убей в себе эту любовь к артисту. Актер будет признаваться тебе в любви, завораживать тебя и удивлять, потрясать и гипнотизировать. Его красота и талант будут обжигать тебя и постепенно затягивать в черную дыру. Мир будет крутиться вокруг тебя, ты потеряешь равновесие. Глаза, ум, душа и дыхание актера будут проникать в тебя. Его сексуальная и психическая энергия будут делать из тебя влюбленного раба, а потом и зависимого хозяина. В этот момент ты будешь готов упасть и отречься от всего в мире ради него, и то, что было важно час назад, перестанет существовать для тебя, и это будет так.
Настоящий актер будет хотеть «спать» с тобой. Дрожащие кокаиновые образы репетиций захлестнут вас, интеллектуальные и психологические токи свяжут вас, молнии ударят прямо в сердце. Актер будет царапать, кусать, провоцировать на флирт и вести с тобой нескончаемую игру. Он будет вырывать куски с кровью из своего тела и души и бросать их. «Это тебе, на вот возьми! — скажет он. — Это все для тебя, мой единственный первый режиссер, хотя до тебя были другие. Я твой — бери меня всего. Я только для тебя, я так никогда не любил других, как тебя. Ты — мой молодой Бог. Ты — моя кровь. Мое дыхание. Моя мечта. Оплодотвори меня, изнасилуй, укради, забери, обмани, наконец купи меня всего. Я отказываюсь от всего. О мой безумный режиссер!»
Не верь всему этому. Это все было до тебя с другими, и это будет дальше уже без тебя.
Актер, запрограммированный на измену. Актеру нужно победить тебя и забрать в свою нору, чтобы там в норе хищно выпотрошить тебя и забыть.
Когда ты упадешь от любви к нему, именно тогда актер наступит ногой на твою поваленную голову, придавит шею, в которой бьется горячая артерия «жажды и страсти», и… отрубит тебе голову с жалостью или без жалости. И бросит ее на блюдо, вытрет о стены свои окровавленные пальцы, пьяно улыбнется и пошатываясь пойдет заниматься оргией в соседнюю комнату со своими братьями актерами — в поисках нового автора, новой жертвы.
Твои глаза, которые в отрубленной голове еще живы, косятся в ту сторону, и ты четко видишь через полуоткрытые двери соседней комнаты их дикие танцы возле огня. Сквозь свою последнюю тишину ты видишь, как актеры пьют, танцуют, смеются. Они выглядят как чудовища с полузвериными туловищами с шерстью, как фавны с копытами диких козлов и коз. Это те «священные животные», о которых когда-то писал Кокто. В твоей голове пульсирует только один вопрос — как же так случилось? Как это случилось со мной?
Еще ты видишь, как актеры кидают жребий, какие новые тексты играть, какова новая их жертва, с каким новым режиссером встретиться завтра. Они с дикостью разрывают листы бумаги, где написаны для них новые роли. С годами из-за бесконечных проб и игры их мозг деформирован настолько, что они сами уже не знают — кто они и что они. Они являются одновременно и Гамлетом и Офелией, их психика гермафродитна. Их нутро — хочу все и ничего. Внутри них есть лишь дыра тотальной пустоты.
В этих «священных чудовищах», в их прыжках, в конвульсиях их любви и впрямь высекаются порой гениальные искры — в эти секунды они имеют такую магическую силу, перед которой не устоит ни один режиссер и зритель. И вам остается только привязываться к мачтам кораблей крепкими шнурами, как это делала когда-то команда Одиссея, чтобы не выпрыгнуть в открытый сумасшедший Океан. Умопомрачительное пение «прекрасных фурий-сирен» зовет вас."

Андрий Жолдак. Письмо к еще не рожденным режиссерам и артистам.

@темы: п р е с с, р е т в и т, т е а

13:06 

комок нервов
"У Жолдака есть лекция "Как убить плохого артиста". Там он говорит приблизительно следующее: это раньше публика шла в театр, чтобы чему-то научиться и стать лучше. Теперь она идет туда за энергетической подпиткой: слишком много энергии теряет человек в современном мире - надо ее где-то восполнять. <...> И возможности театра и актера здесь безграничны".

Нина Агишева "Андрий Жолдак: Шаман terrible". Театр. Выпуск №17.

@темы: п р е с с, р е т в и т, т е а

16:19 

комок нервов
трип по зарубежному театру открыт, господа.

@темы: т е а, к о р и д о р ы

12:35 

комок нервов
я "заболела" и решила на два дня забыть об институте. думала, придти на семинар. но лучше приду завтра на зарубежную историю.
рубеж, крайняя точка именно на этих выходных.
уже в спину дышит сессия. уже пора писать для сайта статьи. уже пора ехать в Питер.
а я все сижу с Крымовым и стесняюсь сказать хоть слово.

пора новогодних праздников тоже не за горами. списки и подарки и улыбки.
и фестиваль net
и за спиной А. играет на гитаре.


@темы: т е а, ирахватитныть, ираучись, е ж, в д о х

00:30 

спектакль №7. о шекспире и мизансцене

комок нервов
прилагаю мою работу по мизансцене. пусть будет тут.

"Шекспир.Лабиринт". Леди Макбет. режиссер: Тимофей Кулябин. Исполняет Дарья Мороз.

читать дальше


@темы: т е а

02:41 

спектакль №3. о Иове

комок нервов
свалка рецензий о "Книге Иова" Някрошюса. кто знает, может я все-таки на него буду писать курсовую (допиши сначала мизансцену, тупля)

vozduh.afisha.ru/art/kniga-iova-eymuntasa-nyakr... - Киселев
www.vedomosti.ru/lifestyle/news/34995031/obedne... - Хитров
www.gazeta.ru/culture/2014/10/20/a_6267797.shtm... - Берман



@темы: т е а

01:52 

спектакль №2. в процессе

комок нервов
во мне достаточно кофе и шоколада. на часах достаточно приличное уже время. пора браться за ум.

моя работа по сценическому пространству:
спектакль: Скрипка Ротшильда.
режиссер и сценограф: Кама Гинкас и Сергей Бархин.
театр: МТЮЗ

Гинкас и Бархин – тандем, ставший уже, пожалуй, традиционным. Начинавшие совместную работу в 80х гг, сейчас эти два мастера практически неразлучны. Собственно, они невероятно органично дополняют друг друга: режиссура одного и сценография другого создают тотальную театральность, от которой захватывает дух. Декорации Бархина всегда являются одной из главных составляющих их совместных постановок. Как по мне, так давно стоит писать их имена в графе «создатели спектакля» в одну строчку.
читать дальше


@темы: е ж, т е а

22:25 

комок нервов
тот неловкий момент, когда ты пытаешься написать рецензию, однако понимаешь, что все, что ты хотела сказать, уже написали в других.

до коллоквиума осталось чуть больше суток.

@темы: т е а

23:10 

комок нервов
еще немного законченных рецензий. обгрызок, выставленный тут ранее, вылился в текст.

О "Пробуждение весны" в постановке К. Серебренникова на сцене Гоголь-центра.

читать дальше

@темы: т е а

00:55 

комок нервов
привет, я несостоявшийся театральный критик и скоро у меня отберут студак

@темы: т е а, р а з м ы

20:18 

комок нервов
лень писать новые рецензии сподвигла меня переписать старую по КукКафе.
сила лени, я преклоняюсь пред тобой.

если интересно, то вот она. очень люблю этот театр за фантазию его создателей и домашнюю атмосферу. побывав там единожды, появилась искренняя любовь к этому месту.

читать дальше

@темы: т е а, е ж

13:33 

комок нервов
сегодня-завтра попытаюсь написать рецензию на новый спектакль Мастерской Фоменко "Гиганты Горы". или точнее уже Мастерской Каменьковича. что уж там.

сегодня же иду на спектакль Клима "Возмездие 12" по двум поэмам Блока.

@темы: т е а

19:59 

комок нервов
любите театр так, как ленюсь в него ходить я

@темы: р а з м ы, т е а

23:59 

комок нервов
завтра я напьюсь.
но сначала пойду на спектакль

@темы: е ж, т е а

23:28 

комок нервов
Какими способами можно на сцене воссоздать ушедшую эпоху? Одеждой? Фактами? Ассоциациями. Мне кажется, что эффект достигается, если режиссеру удается отыскать самые важные и проблемные точки того времени, о котором хочет вспомнить. Если же публика еще сама помнит, то задача немного упрощается. Связь еще не потеряна и зрителей достаточно немного подтолкнуть, чтобы воспоминания хлынули со сцены потоком. Русская публика же сама будет стремиться к тому, чтобы унестись в прошлое: она это очень любит.

Спектакль Дмитрия Волкострелова "1968 год. Новый мир" продолжает цикл работ на тему истории театра на Таганке, пережившего многое и в данный момент нуждающийся в обновлениях. И режиссер делает это самым тактичным способом, который можно было бы ожидать. Он возвращается к тому времени, когда формировалась любимовская Таганка, к 60-м годам. Спектакль поделен на части, которые хаотично пронумерованы и остро прокомментированы авторами. Пространство сцены минималистично, что свойственно современному театру. В излишествах нет нужды. Художница Ксения Перетрухина максимально приближает зрителей к действию, закрывая сцену деревянной стеной, убирая глубину сценического пространства. Актеры как бы оказываются по другую сторону четвертой стены. Им остается маленький выступ, который то опускается, то поднимается, несколько стульев и некоторые предметы, вроде глобуса или печатной машинки. Не предметы несут тут дух времени. Актеры переносят действие в прошлое, поднимая темы об изживающем себя коммунистическом идеале, зачитывая статьи журналов того времени, они подчеркивают нелепость формулировок, в которых смысл заменяют цифрами из колхоза, они говорят о настроениях в обществе, о появлении и развитии диссидентских мыслей, о песнях на иностранных языках, которые слушают так, чтобы никто не услышал, о реакции на действия во Вьетнаме и Чехословакии - все то, что характеризует шестидесятые годы в памяти людей. Лично я эти времена не застала, однако о тех событиях знаю и, смотря на сцену, мне казалось, что я понимаю, что ощущали те, кто тогда жил. В этом состоит вторая особенность этого спектакля. Он одновременно и отсылает к проблемам прошлого, но и говорит о настоящем. Одна из частей посвящена демонстрации против ввода войск в Чехословакию на Красной площади 1968 года. Люди, вышедшие с мирным пикетом и несколькими плакатами, были избиты и заранее приговорены. Волкострелов взял их последние слова в суде. Более всего мне запомнились слова Ларисы Богораз, которая пыталась до последнего донести свою мысль, однако после того как ее несколько раз грубо перебивали и выносили предупреждения, сдалась и сказала, что ничего уже не ждет от такого суда. Невольно те события соотносятся с тем, что происходило за последний год и происходит до сих пор в наших судах. Ситуация вновь накаляется. Новые диссиденты выходят на площади. И новые судьи их сажают за решетку. Люди знают о том, на какой риск они идут, выходя с протестом, однако считают, что промолчать будет преступлением по отношению к себе. Им страшно, но по-другому они не могут. А по-настоящему страшно смотреть, как люди, которые только вернулись с демонстраций и протестов, где они боролись за справедливость, в общем-то, наверное, даже вне зависимости от результата их борьбы, возвращаются в обыденную жизнь, в быт, от которого они отвыкли и который теперь кажется таким эфемерным и лживым по сравнению с теми эмоциями, которые они испытали.
Спектакль заканчивается голосованием, хотят ли зрители эпилог или нет? Режиссер предоставляет выбор: окончить все на трагичной ноте или же получить надежду. Руки голосуют за надежду и новый мир, новый звук.

@темы: т е а

01:47 

комок нервов
мне очень больно смотреть на то, что происходит сейчас вокруг. больно настолько, что даже я, которая пытается максимально абстрагироваться от всех событий, дабы не углубиться ненароком в слепую предвзятость, даже я уже сложно нахожу в себе силы. чтобы не впадать в панику, уже не в бытовую, а глобальную.
смысла в ней, увы, нет. но так сложно себя удерживать.

сегодня я побывала на спектакле, который показывался в последний раз. кстати, теперь я приучила себя читать пьесу перед просмотром. сегодня дочитывала последние строчки уже стоя у входа в зрительный зал. совершенно другое ощущение от постановки, когда есть прочитанный материал (ну кто бы сомневался, в общем-то).

"Пробуждение весны" - постановка К. Серебренникова на основе пьесы Ф. Ведекинда и одноименного мюзикла с бродвейской сцены по этому же произведению. Анонс указывает на то, что там, в Америке, на спектакль ходят семьями. Ходят ли у нас - неизвестно. Вот только с премьеры нашего мюзикла не прошло и пяти месяцев, а его уже снимают с показа.
Молодые ребята смело поют со сцены о том, о чем в нашем еще так недавно коммунальном обществе можно было только шептать и только так, чтобы соседи не услышали. Песни, написанные простыми словами с обилием подросткового сленга, кричат о насилии в семье и в обществе, и о физическом, и о моральном. Осовремененный язык пьесы немного меняет ориентиры, намеченные автором. Вместо предзнаменования сексуальной революции тут гремят ее последствия. Теперь во главе школ не совет профессоров, которые панически боятся неповиновения со стороны учеников, теперь тут тандем директора и завуча, которые умело и жестоко предотвращают казусные ситуации со свободомыслящими умами.
У этой истории открытый финал: непонятно, кто же победил. С одной стороны, "любители срывать сливки" остались на своих комфортных местах, заметая следы и оставаясь при хорошей репутации. Но с другой, Мельхиор жив и готов бороться пока дальше, посеяв зерно раздора между слепо подчиняющихся правилам учеников. Как и в жизни.
Ребята меняют серую школьную форму на цветные юбки и куртки и поют на бис, прощаясь со спектаклем, который нужен подрастающему поколению, но задушен обществом, не желающим раскрыть глаза и выйти из изоляционной коробки, в которой предпочитает жить. Если о проблеме не говорить, то значит ее и нет. Не надо размышлять, надо знать, а после фразы "Надо об этом рассказать!" должно наступать тяжелое молчание. Тушите свет.

@темы: т е а

02:06 

комок нервов
планирую время в Питере провести максимально результативно, а не просто "ааапыыышкиикарлсджуниораааакаквсесожрать"
что тут у нас на повестке дня? Эрмитаж и театры. с последними на те числа, что я буду, как-то негусто. радует только "Камера обскура" подруги. но планировала отсмотреть хоть что-то и у Бутусова, раз с Макбетом я и в Москве даже пролетела с этой сессией. что мы имеем:
8го числа - "Выбор (Самая лучшая минута)" совместного проекта Александринки и ахейцев. Интересно посмотреть на работу АХЕ - до сих пор не видела ни одного их спектакля и очень стыжусь, только читала. Пишут, что они любят переосмысливать классику и делают это очень необычно и мастерски. В основу "Выбора" легло произведения "Преступление и наказание", что еще больше разжигает мой интерес. Плюс новая сцена - столько всего я слышала о том, что это самая подкованная в России по технике (платформы, свет и так далее) сцена. Посмотрим.
9го числа - "Гедда Габлер" Камы Гинкаса, непосмотренная мною на прошлогодней Маске. Также на Александринской сцене, только на старой. Походу это будет поездка имени Александринки. Неплохо, учитывая, что я там опять же ни разу (я сейчас раскраснеюсь до цвета вареного рака от стыда). Надо успеть прочитать ее.
10го числа - театральный выходной. Хотя возможно схожу на "Ревизора" в постановке Фокина. Да, пожалуй, так и сделаю. Сейчас запишу. Нина Алексеевна про него рассказывала на русской драматургии, правда, кажется, она упоминала старый состав. Меня немного смущает спектакль 2002 года, но несильно. Плюсами тут являются Фокин и сценография Боровского-младшего. Да и Гоголя я только что сдавала. И не буду отходить от александринской традиции следующей недели.
и 11го числа - собственно, "Камера обскура", работа Веры Поповой, Александры Ловянниковой и Алексея Лобанова на основе романа Набокова (собственно, тоже к прочтению). Роман, как сказано в аннотации, максимально визуализирован и играют его художники Аля и Леша. я очень люблю театр, в котором отдается предпочтение образам, а не декламации монологов (Крымов, Додин, для меня, во всяком случае). Так что жду с нетерпением.

с Эрмитажем разберусь попозже.

@темы: т е а, к а н т р и

00:21 

комок нервов
я в жопе, но в маленькой и умной

@темы: к о р и д о р ы, т е а

гренада моя

главная